Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное



Сны о чем-то большем.



Четыре года назад в реальности и вне ее.





- У Кастанеды есть одна очень важная идея. О
точке
сборки слышали?
- Знакомое выражение, но толком не помню, -
откликнулся Володя. Я, Игорь и Антон выжидательно
промолчали.
- Это довольно просто, - продолжил Сергей. - Человек
является частью всеобщего поля. Маги способны ощутить
сплетение информационных волокон. Этих волокон
бесконечное множество и наше восприятие зависит от того,
какие из них проходят через центр нашей сущности – точку
сборки. По Кастанеде, маг способен перемещать эту точку.
Тем самым он меняет восприятие мира. Точнее миров –
бесконечное число которых одновременно существует вокруг
нас. Медитация - это контролируемое смещение. Обычный
сон
– тоже смещение, но спонтанное, неподконтрольное.
- И как же ее смещать, эту точку сборки? -
заинтересовался Антон.
- Знаешь, по-моему, любая медитация - это уже смещение.
Другое дело результативность. Но тут уж у кого как
получится.
- И кто к чему предрасположен, - задумчиво добавил
Игорь.
- Да, но ведь есть, наверное, особенно действенные
медитации? - Антон подался вперед.
- Может быть, - с легким сомнением отозвался Сергей, -
Хотя, я думаю, Игорь прав. У каждого свой путь.



У каждого свой путь.
И чем дольше по нему идешь, тем дальше становишься от
других, идущих собственной дорогой.
Сколько же прошло времени? Года три? Да, где-то так. А
кажется, что вечность...
У Сергея давно уже своя школа, свои ученики, которые
считают его "Гуру", и готовы усердно выполнять любую
рекомендацию. Хорошо хоть, что он этим не
злоупотребляет.
Антон прошел кучу школ в поисках "самой действенной
медитации", в конце концов, охладел к Востоку (а так же
к
Западу, Северу и Югу), принял постриг и, обозвав
экстрасенсов сатанистами, ушел в какой-то монашеский
скит
где-то на Алтае.
С Володей нас тоже судьба развела. Я надеюсь, что у него
все сложится как надо. И жизнь окажется к нему добрей,
чем к нам.
Добрей чем к Игорю.
Эх, Игорь, Игорь, как же твой цинизм и вера в
исключительную правоту науки не остановили тебя? Почему
ты сорвался?
Мы с Володей иногда заходим в больницу, справляемся о
нем. В палату нас не пускают. Врачи говорят: "Кома".
Сергей говорит: "Ушел. Сверхглубокая медитация.
Передвинул точку сборки". А я не могу забыть последний
разговор с Игорем. Как он сказал? "Эта жизнь мне не
удалась. Скучно, хочу действий. Осточертели болтовня и
лекции для малограмотных. Уйду я отсюда... Хотя Там и
страшно".
Мне тоже было нелегко здесь, в этом мире, где нет места
чуду. Где приходилось постоянно быть настороже. И где у
меня никого не было.
Я все чаще уходил вглубь. Пытаясь уловить отблески иных
миров и забытых снов.

* * *

А это был не сон.
Хоть я и знал, что мне все снится, а тело мое лежит в
мягкой постели.
Но было радостное чувство, что я живу, что я владею
миром. Что мне подвластно все.
И для проверки я остановился. Внимательно всмотрелся и
впитал в себя дорогу, сбегающую вниз широкой серой
лентой. Желтый глинистый откос слева, чуть потемневшую
зелень августовского леса - справа. И раскинувшееся
впереди море.
Оно вставало передо мной, как гигантский синий занавес
из
тяжелого плиссированного шелка, перебираемого легким
ветерком.
Дорога уходила к нему, постепенно становясь все круче, и
оттого плавно горбилась, как бы ныряя в бездонную синь.
Я глубоко вздохнул, пошел, постепенно убыстряя шаги, и,
наконец, побежал по упругому, похожему на асфальт,
покрытию.