Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

тревог и несчастий. Мы боимся того, что нечто случится, или
того, что это не произойдет, и
потому либо боремся с переменами, либо стараемся ускорить
их приближение. И все же, что бы мы ни делали, перемены
происходят непременно, со
стопроцентной гарантией, — вопрос лишь в том, с какой
скоростью они наступают. Постепенные изменения называют
эволюционными, а стремительные
— революционными. Перемены представляют собой воплощение
самого Непознанного, основного источника страхов.
В моем случае выбора, судя по всему, действительно не
было. Ничего не понимая, испытывая панический ужас, я
погрузился в тот процесс, который
привел меня к новому пониманию действительности — к тому,
что я называю Иным Мировоззрением и чем руководствуюсь
теперь. Случившиеся в моей
жизни перемены уже нельзя назвать просто превращением в
самого себя. Прежде я даже не тревожился о подобных
явлениях, поскольку не имел ни
малейшего представления о том, что они вообще существуют.
Какими были перемены в моей жизни, случайными или
эволюционными? С моей точки
зрения, революционными.
В 1958 году, без каких-либо видимых причин, я покинул
свое материальное тело и повис над ним. Это случилось не по
моей воле, я отнюдь не пытался
добиться подобных свершений. Кроме того, в тот момент я не
спал и потому не мог читать это переживание обычным
сновидением. Я пребывал в полном
сознании и прекрасно отдавал себе отчет в том, что
происходило, — разумеется, от этого становилось еще
страшнее. Я решил, что перенес жестокую
галлюцинацию, вызванную каким-то серьезным, — быть может,
смертельным — заболеванием: опухолью мозга, припадком или
развивающейся душевной
болезнью.
Явление повторялось. Я не мог ничего поделать. Обычно
оно начиналось, когда я ложился, собираясь отдохнуть или
поспать. Это происходило не
всякий раз, но достаточно часто: несколько раз в неделю. Я
поднимался на несколько футов над своим телом, и лишь тогда
начинал понимать, что
происходит. Испытывая леденящий ужас, я судорожно
барахтался в воздухе, пытаясь вернуться в материальное
тело. Я не сомневался в том, что умираю,
но, несмотря на все свои усилия, не мог прекратить
регулярно возобновлявшиеся выходы из тела.
В то время я считал себя достаточно здоровым человеком,
не страдающим какими-либо физическими и душевными
расстройствами. У меня было
много забот: я владел несколькими радиостанциями, занимался
и другими делами. У меня были офис на Мэдисон-авеню в Нью-
Йорке, дом в округе
Вестчестер и, что не менее важно, жена и двое маленьких
детей. Я не принимал никаких лекарств, не употреблял
наркотики и чрезвычайно редко
прикладывался к спиртному. Я не считал себя особенно
религиозным человеком, не увлекался восточными учениями и
прочими высокими материями. И я
оказался совершенно не готов к таким резким переменам.
Трудно передать, какой страх и чувство одиночества
охватывали меня в подобных случаях. Рядом не было человека,
с которым можно было об этом
поговорить. Первое время я не решался завести разговор даже
с женой, так как не хотел ее тревожить. Поскольку меня
всегда привлекали западная культура
и научный подход, я без раздумий обратился за советом к
традиционной медицине и науке. После обстоятельных
медицинских осмотров и ряда анализов
мой личный врач заверил меня в том, что у меня нет ни
опухоли мозга, ни каких-либо иных физиологических
отклонений. Прочие причины пребывали вне
сферы его компетенции.
Через некоторое время я набрался смелости и обратился к
своим друзьям, психиатру и психологу. Один заверил меня в
том, что я не сошел с ума, — он
очень хорошо меня знал. Другой предложил посвятить целые
годы обучению у какого-нибудь гуру в Индии, но подобная
мысль была для меня совершенно
неприемлемой. Ни одному из них, да и вообще никому, да и
вообще никому я не рассказывал о том, насколько пугает меня
это явление. Я почувствовал
себя чужим в том мире, частью которого неизменно себя
считал, в той культуре, к которой всегда относился
уважением и восхищением.
Однако мое стремление жить оказалось невероятно
сильным. Я начал постепенно, очень медленно осваивать
процесс выхода из тела и понял, что это
явление совсем не обязательно означает приближение смерти и
что им все-таки можно управлять. Однако прошел целый год,
прежде чем я окончательно
мирился с реальностью внетелесных переживаний — того
явления, которое сейчас широко известно как ВТП. Такой
вывод был сделан на основе около
четырех десятков подвергнутых тщательному анализу
"путешествий" во время ВТП, по каждому из которых был
составлен подробный отчет
(предназначенный только для моих глаз). Благодаря этим
познаниям мой страх вскоре рассеялся и сменился не менее
острым ощущением —