Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

гостеприимного хозяина, во время их долгих визитов, для многих других
деликатесов местного характера.

Среди таких новых гостей были почтенная , , и многие другие, которые также,
погостив у меня, оставили мне свои визитные карточки навсегда.

В последующие годы мой организм, хотя приобрел уже иммунитет против всех
таких местных тонкостей, тем не менее не мог, конечно, из-за все
увеличивающегося в нем напряжения, искоренить последствия прежних
деликатесов.

В таких условиях перенапряжения проходили годы; затем для этого
несчастного моего физического тела наступил еще один роковой год, 1902, когда
я был пробит второй шальной пулей.

Это случилось в величественных горах Тибета за год до Англо-Тибетской
войны.

В этот второй раз мое несчастное физическое тело сумело ускользнуть от рока
благодаря тому, что рядом со мной было пять хороших врачей - трое с
европейским образованием и два специалиста тибетской медицины, все пятеро,
искренно преданные мне.

Через три или четыре месяца бессознательной жизни для меня

начался еще один год постоянного физического напряжения и необычных
психологических изысканий и новшеств - а затем настал мой третий роковой год.

Это было в конце 1904 года в Закавказье, недалеко от Чиатурского тоннеля.

Говоря об этой третьей шальной пуле, я не могу здесь не воспользоваться
случаем, к удовольствию одних и неудовольствию других моих сегодняшних
знакомых, сказать теперь открыто об этой третьей пуле, что она была выпущена в
меня, конечно, несознательно, каким-то из тех двух групп людей, которые, попав с
одной стороны под влияние революционного психоза, а с другой во власть
деспотических начальников, случайных выскочек, вместе заложили тогда, тоже,
конечно, несознательно, краеугольный камень в основание действительно, по
крайней мере сегодня, .

Тогда там проходили боевые действия между так называемой Русской Армией,
в основном казаками, и так называемыми гурийцами.

Ввиду того факта, что определенные события моей жизни, начиная с этого
третьего, почти фатального ранения, и до последнего времени, имели между
собой, как я недавно заметил для себя, очень странную и в то же время очень
определенную связь с точки зрения одного физического закона, я поэтому опишу
некоторые из этих событий как можно подробнее.

Необходимо, прежде чем идти дальше, заметить здесь также, что вечером 6
ноября 1927 года, когда, хорошо выспавшись, я начал думать о сложившейся для
меня ситуации, в моем сознании вспыхнула одна идея среди прочих, которая
тогда показалась мне полностью абсурдной; но сейчас, неожиданно установив и
за последние семь лет объяснив для себя различные факты, прежде неизвестные
мне, я убедился без всякого сомнения, что она истинна.

Так вот, в период этой третьей пули со мной рядом был только один человек, и
к тому же очень слабый. Как я узнал позже, он, думая, что ситуация и окружающие
условия могли вызвать для меня очень нежелательные последствия, быстро
нашел где-то осла и, положив меня, бывшего абсолютно без сознания, на него,
погнал его спешно далеко в горы.

Там он положил меня в какую-то пещеру, а сам ушел искать помощи.

Он нашел какого-то , необходимые бинты и вернулся с ними поздно вечером.

В пещере они никого не нашли и были очень удивлены, потому что ни я сам не
мог уйти, ни кто-либо другой не мог войти туда, а относительно диких зверей им
было очень хорошо известно, что в этом краю, кроме оленей, коз и овец, никаких
животных не было.

Они заметили следы крови, но по ним нельзя было идти, потому что уже
наступила ночь.

Только на следующее утро, когда начало светать, проведя всю ночь в
беспокойстве и бесплодных поисках в лесу, они нашли меня между какими-то
камнями, все еще живого и по всей видимости крепко спящего.

Цирюльник сразу отыскал какие-то корни, сделал из них мне временную
перевязку, и дав инструкции моему слабому другу о том, что делать, немедленно
куда-то удалился.

Поздно вечером он вернулся в сопровождении двух своих друзей, , с
двухколесной повозкой, запряженной двумя мулами.

В этот вечер они отвезли меня еще дальше в горы и снова положили меня в
пещеру, но на этот раз в большую, примыкавшую к другой огромной пещере, в
которой, как позже выяснилось, сидели

и полулежали, возможно, размышляя о человеческой жизни прошлых и
будущих эпох, несколько десятков мертвых хевсуров, разреженным воздухом
этого возвышенного места.

В этой пещере, в которой они меня положили, в течение двух недель в
присутствии вышеупомянутого слабого человека, цирюльника и одного молодого
хевсура продолжалась во мне борьба между жизнью и смертью.

После этого мое здоровье стало улучшаться с такой скоростью, что спустя
неделю мое сознание полностью возвратилось, и я уже мог двигаться с помощью
кого-то и палки, и пару раз даже побывал на моих .